Silent Circle, v.2

Муз хочет жрать. Муз питается комментами. Комментов нет, ибо муз голоден и работать отказывается. Поэтому вот.
Изначально я планировала дописать это дело и выложить целиком, но, видимо, не судьба.
Название: Silent Circle
Автор: Gene
Бета: Scondo
Фэндом: Silent Hill + Resident Evil
Категории: gen, adventure, horror
Дисклеймер: Вескер Capcom’у, Тихий Холм – Konami, Данте – сам себе.
Статус: в процессе.
Примечания: издание второе, исправленное-дополненное, плюс пятая часть. Если вы убедите меня, что это не сакс, шестая часть пойдет быстрее и веселее. Что оно “ня, круто!”, я уже слышала. Обоснуйте
Часть 1.
Представьте себе солнечный полдень в маленьком городке на берегу озера, затерянного где-то в Северной Америке, на территории Соединенных Штатов. Представьте себе смотровую площадку на вершине холма, с которой открывается прекрасный вид на озеро, бегущие вниз ступеньки, постепенно переходящие в широкую тропинку, извивающуюся между соснами, пересекающую маленькое кладбище и, наконец, выводящую вас в южную часть городка.
Представьте себе маленькие, по большей части двух- или трехэтажные дома, тянущиеся по бокам улиц, высокий шпиль собора. Представьте раскинувшийся на берегах озера парк, набережную, старинную гостиницу. Представьте торговый центр, маленькие уютные бары и закусочные.
Представили? Хорошо. А теперь представьте, что этот прекрасный город абсолютно пуст. Ни людей, ни животных. Представьте тишину, нарушаемую лишь плеском волн озера, шорохом листвы на ветру и гудением проводов.
Прислушайтесь к тишине.
Слышите?
1.
Ленивую тишину летнего полдня разорвал шум мотора, когда на дороге показался грузовик. Это был самый обычный “дальнобойщик”, из тех, что перевозят фрукты, или мясо, или алкоголь, или любой другой товар. Продвигаясь по шоссе, грузовик постепенно сбавлял скорость, пока не остановился возле развилки с указателями “Темплтон – 45 миль”, “Тихий Холм – 4 мили”.
– Спасибо, дальше я сам, – из кабины выбрался высокий худой подросток, вытаскивая следом гитару в потертом чехле и небольшой рюкзак. Водитель что-то сказал в ответ, но слова прошли мимо ушей путешественника, увлеченно разглядывавшего указатели.
– Я говорю, если тебе надо в Темплтон, я подвезу, – повторил дальнобойщик. Подросток покачал головой.
– Мне надо в Тихий Холм, – ответил он с такой уверенностью, будто это решение посетило его в самом начале пути, а не пришло в голову пять минут назад. – Спасибо вам.
– Дело твое., – дверь кабины захлопнулась и грузовик тронулся с места. Некоторое время подросток смотрел ему вслед, а потом развернулся и бодро зашагал в направлении Тихого Холма.
На шее у него болтался маленький радиоприемник, из которого доносился свежий хит от Finger Eleven. Батарейки старые, но до города протянут, а там уже можно будет купить новые.
Солнце было уже довольно высоко, и приемник начинал потихоньку замолкать, когда шоссе вывело путешественника на смотровую площадку на холме – видимо, том самом, в честь которого и назвали город. Надо сказать, что название оправдывало себя на сто процентов; единственным нарушителем тишины был голосящий в динамике приемника Чад Крюгер, делившийся со слушателями своим намерением стать настоящей рок-звездой.
– Да, да, я хочу быть рок-звездой! – промурлыкал Данте в такт.
Свое имя он не любил, поскольку у всех оно в первую очередь ассоциировалось почему-то с малобюджетными мистическими сериалами, где так звали готических парней, погибавших от клыков или когтей чудовища в первой же серии, а уже потом – со знаменитой “Божественной комедией”. Поэтому обычно он представлялся Дэном, называя полное имя только в тех случаях, когда имел дело с представителями закона.
Будущая рок-звезда ненадолго задержалась на смотровой площадке, любуясь головокружительным видом на лес, озеро и маленький городок, раскинувшийся на его берегах, тот самый Тихий Холм. Уже отсюда Данте мог с уверенностью сказать, что этот город ему нравится, и вероятнее всего он здесь задержится немного дольше, чем того требует основное правило путешественника: не задерживаться в одном городе более трех дней.
Правда, приятное впечатление было несколько подпорчено посещением мужского туалета на смотровой площадке.
Со смотровой площадки вниз вела утоптанная тропинка, петлявшая между сосен, мимо маленького кладбища – проходя, Данте разглядел аккуратные мраморные надгробия и несколько памятников-ангелов, – и в конце концов выводившая на широкую асфальтированную дорогу, которая, если верить указателям носила имя Натан-авеню.
– Привет, Тихий Холм!
Ответом ему была немного недоуменная тишина. Данте остановился посреди шоссе. Странно, городок выглядел пустынным, если не сказать – заброшенным. Можно было бы списать все на жару, что все люди предпочитают сидеть в своих квартирках с кондиционерами или вентиляторами или прятаться от солнца в кафе и барах, но ведь таксисты и водители автобусов от жары не прячутся, так? У Данте внезапно появилось стойкое ощущение, что он попал на съемочную площадку какого-нибудь фильма и стоит посреди декораций, в то время как съемочная группа ушла на обеденный перерыв. Ошеломленный, он не сразу осознал, что болтавшийся на шее приемник, больше напоминающий mp3-плеер, давно молчит.
– Черт, – пробурчал Данте, переводя рычажок на корпусе в положение “выкл.”. По его расчетам батарейки не должны были умереть так рано, но получалось, что приемник замолчал как раз тогда, когда он проходил мимо кладбища.
Пустой город, город-призрак, по улицам которого гуляет ветер, и от звенящей тишины закладывает уши. Данте доводилось слышать истории о таких местах. Обычно те, кто случайно или нарочно забредал в город-призрак, живыми оттуда не возвращались или же возвращались с безумным огнем в глазах и сразу же попадали в психушку. На дорогах можно было услышать сотни таких баек, обязательно находились или те, кто подвозил несчастных безумцев до ближайшего города, где сдавал их на руки полиции и врачам, или те, кто пересказывал эти обязательно достоверные истории, произошедшие с “приятелем моего кузена Теда из Небраски”.
Но в этом конкретном городе не было ничего зловещего. Просто все люди куда-то ушли. Может быть, они все собрались, скажем, в церкви или городском парке. Или их просто похитили пришельцы. При этой мысли Данте хмыкнул.
Пришельцы или не пришельцы, но куда важнее на данный момент было найти магазин, где можно купить батарейки и, если повезет, что-нибудь из еды – в животе уже начинало явственно бурчать.
Он поправил лямки рюкзака, врезавшиеся в плечи, и двинулся вперед по Натан-авеню. На перекрестке с улицей Линдси обнаружился мини-маркет из тех, где продается все – от гвоздей до деликатесов. Двери были гостеприимно распахнуты, и Данте не преминул заглянуть внутрь.
Возле кассы никого не было, только лежал на прилавке раскрытый где-то посередине журнал с кроссвордами. Похоже, продавец просто отошел куда-то пять-десять минут назад.
– Эй, есть здесь кто?
Ответа Данте так и не дождался, к чему в глубине души был готов. Это же пустой город, нашептывал его внутренний голос, имевший привычку просыпаться в самый неподходящий момент. Город-призрак, разве тебе не страшно? Мы здесь совсем одни!
Одни, с некоторым раздражением согласился Данте, но это не повод бежать отсюда сломя голову. Внутренний голос не нашел, что возразить, и благополучно заткнулся.
В магазинчике было чем поживиться, но Данте решил особо не увлекаться и даже оставил на прилавке деньги, положив пару купюр под журнал и пробив чек – обращаться с кассовым аппаратом он научился полгода назад, когда подрабатывал ночным кассиром на автозаправке. Городок Тихий Холм выглядел слишком приятным местечком, чтобы торчать в местной тюрьме за воровство, даже если украдены были упаковка батареек, половина батона и бутылка воды.
После замены батареек приемник почему-то не заработал. Данте вслух пожелал доброго здоровья сотрудникам одной тайваньской фирмы и засунул безделушку в рюкзак. Перспектива знакомиться с городом в тишине совершенно его не вдохновляла. Хотя, может, тишина была одной из местных достопримечательностей, не зря же городок так называется?
Достопримечательность или нет, но тишина здесь была какой-то. странной. Она окутывала город плотным одеялом, и находиться на улице было все равно, что сидеть в звуконепроницаемой комнате. Данте невольно поежился и, чтобы рассеять наваждение, подобрал какую-то жестянку, валявшуюся у входа в мини-маркет, и запустил ею в витрину. Дребезг разбившегося стекла прозвучал неожиданно громко.
– Тьфу ты, – пробурчал Данте и пошел прочь, размышляя о том, что видал он, конечно, безлюдные города, но чтобы настолько безлюдные.
Чем дальше он шел, тем отчетливее ощущал себя героем одного из рассказов Рэя Брэдбери. В рассказе этом все люди в мире почему-то исчезли, и осталась только одна семья: папа, мама и двое детей, мальчик и девочка. Они путешествовали по стране на старенькой дрезине, с собой у них была корзинка с сэндвичами и лимонадом, и это были самые долгие и самые счастливые каникулы в жизни всех четверых.
Только вот у него не было ни родителей, ни сестренки. Роль корзины с сэндвичами и лимонадом исполнял рюкзак, в котором лежали бутылка с водой, хлеб, плитка шоколада и, в отдельном пакете, смена белья, носки и чистая футболка. Данте путешествовал налегке.
Он бродил по городу весь день, запоминая расположение улиц, магазинов и баров, и везде его встречало запустение, то же самое, что царило на борту “Марии Селесты”. Кто знает, какая судьба постигла жителей Тихого Холма. Не могли же они все разом уехать в отпуск? Если и уехали, то совсем недавно, отмечал он про себя, поскольку везде, куда он заходил, были вода и электричество, холодильники в кафе и магазинах работали исправно, и еда была свежей – в частности, позаимствованные в кафе “Тексан” сэндвичи с ветчиной, салатом, сыром и помидорами. Сыр на них даже не заветрился.
В конце концов улочки города вывели его на набережную. Воды озера мирно плескались о деревянный причал, на зеркальной глади покачивалась лодка, а на дальнем берегу виднелся маяк – удивительное зрелище, навевающее покой и умиротворение. Данте тихо присвистнул и бережно опустил на причал рюкзак и гитару. Общее спокойствие передалось и ему, и было уже как-то все равно, что в этом городе никого нет, и не работает приемник, да и зачем он нужен, если есть гитара?
Над озером раздались первые, пока еще не уверенные аккорды, словно музыкант не определился, что именно он играет, но постепенно звуки сложились в мелодию, как нельзя более подходящую жаркому солнечному дню и бесконечной дороге, ложащейся под ноги. Музыка вмещала в себя даже больше, в ней находила отклик душа музыканта, его собственные мысли и желания, мечты о том, чтобы его путь никогда не заканчивался, и все дни были такими же яркими; ветер разносил мелодию по улицам Тихого Холма, звуки-птицы оседали на проводах и ветвях деревьев. Город, замерев, внимал.
Маленький концерт для Тихого Холма с гитарой закончился так же внезапно, как и начался, а заезжая звезда растянулась на досках, свесив босые ноги в прохладную воду озера. Гитара лежала рядышком, вместе с рюкзаком и кроссовками, в которые были засунуты не очень чистые серые носки. Тишина, окутавшая город, вдруг перестала быть такой зловещей.
Цок. Цок. Цок.
Данте открыл глаза. Звук доносился со стороны улицы – позади него. Похоже было, что какое-то животное, собака или волк, идет по асфальту и цокает когтями. Может быть, просто показалось?
Цок. Цок. Цок.
На этот раз цоканье прозвучало ближе. Данте запрокинул голову, чтобы получше разглядеть, что творилось у него за спиной. Он был готов увидеть что угодно, но только не.
В паре метров от него стояла огромная псина с вытянутой мордой и острыми ушами. Мощные лапы оканчивались крепкими когтями, с острых желтых клыков капала слюна. Нападать собака пока не собиралась – просто изучала его внимательными светлыми глазами. Данте медленно перекатился на живот и поднялся на четвереньки. Собака тихо рыкнула и сделала шаг вперед. Когти цокнули по дереву.
– Овчарка, – удивленно проговорил Данте. – Псина, ты откуда здесь?
На собачьей морде читалось явственное удивление. Данте осторожно потянулся к рюкзаку и выудил оттуда оставшиеся сэндвичи.
– Иди сюда, – позвал он. – Хорошая псина, хорошая. Ты потерялась, да? Иди ко мне, вот, смотри, что я тебе дам. Хорошая девочка. Ты ведь девочка, верно? Иди, иди ко мне, – не переставая говорить, Данте разворошил один сэндвич и протянул собаке кусок ветчины. Овчарка неуверенно вильнула хвостом и подошла еще ближе; Данте смог разглядеть на ее шее кожаный ошейник с металлической пластинкой, на которой было выгравировано “Джоанна”.
Собака обнюхала ветчину и в два укуса уничтожила ее, после чего умильно взглянула на Данте и завиляла хвостом. В глазах Джоанны читалась искренняя радость от того, что она наконец-то увидела человека. Данте рискнул погладить ее и почесать за ушами. Ласка была благосклонно принята, и воодушевленный Данте скормил собаке остатки сэндвича.
Его рука, почесывавшая Джоанне за ушами, неожиданно замерла. Если по городу бродит собака в ошейнике, вполне ухоженная, только очень голодная, значит, где-то должен быть и ее хозяин. Значит, в городе еще кто-то остался!
– А где твой хозяин, Джо? – при этих словах овчарка мигом вскочила и потрусила прочь от причала. Данте в свою очередь рванул за ней.
У края причала остался рюкзак и кроссовки с торчащими из них носками.
Джо привела его к парку развлечений. У входа стоял темно-зеленый седан. Издалека казалось, что автомобиль просто припаркован возле будки кассира, но, подойдя ближе, Данте понял, что седан врезался в будку – его капот просто сплющило в гармошку. Удивительно, что собака не пострадала и даже смогла выбраться из салона.
Овчарка тихо заскулила. Данте ободряюще потрепал ее по загривку и приблизился к седану. Увиденное заставило его непроизвольно сжать собачью шкуру. За рулем сидел мертвец.
Тело уже начало разлагаться, но черты лица были все еще различимы. Покойный хозяин Джо был мужчиной лет тридцати, немного полноватым и уже начинавшим лысеть. Руки покойника крепко сжимали руль. Данте также заметил, что фрагмент ветрового стекла отсутствовал – он торчал из горла мужчины.
– Черт, да как же он так въехал? – пораженно выдохнул подросток. Пару раз он был свидетелем автокатастроф, но как можно врезаться в будку так, чтобы вылетел именно треугольный кусок стекла и проткнул водителя?
Кое-что привлекло его взгляд, и Данте шагнул еще ближе, чтобы получше разглядеть. На штурманском кресле лежала пухлая тетрадь со стикером на обложке. На белом листке было выведено округлым почерком заглавие “Тихий Холм: город в тумане. Автор Р. Брук”.
– Твой хозяин – Р. Брук? – поинтересовался Данте. Имя показалось ему знакомым. Р. “Р” значит “Роджер”. Или “Роберт”, или “Ричард”. Данте потер лоб. Роджер, Роберт, Ричард, Роланд, Рэндольф. Ну конечно, Рэндольф Брук! Журналист из газеты “Невероятно!”! Эту газету очень любила пожилая владелица придорожной закусочной, у которой Данте работал весной, и особенно этой достойной леди, по иронии судьбы носившей фамилию Скалли, нравились статьи мистера Брука о таинственных исчезновениях на дорогах и маленьких городках, в которых творится чертовщина. А чего еще ожидать от дамы, которая назвала свое заведение “Вольный стрелок” и знала наизусть все эпизоды “Секретных материалов”?
Вспомнив мадам Скалли и ее “паранормальные бургеры”, Данте криво ухмыльнулся. Дверь была незаперта, достаточно было просто потянуть ее, чтобы она открылась. Данте осторожно протиснулся между рулем и мертвым журналистом, с трудом сохраняя равновесие, и цапнул тетрадь с сидения. Джо нетерпеливо гавкнула, Данте вздрогнул. и мгновением позже осознал, что лежит на коленях покойника. Этого было достаточно, чтобы он выскочил из машины как ошпаренный, не выпуская из рук пресловутую тетрадку.
– Никогда больше так не делай!
Джо сделала вид, что это к ней не относится.
Данте передернул плечами. Тихий Холм окутали сумерки; пора было искать место для ночлега. Наиболее вероятными вариантами представлялись бар “Тексан” и “Ночь в раю”. Поразмыслив, Данте выбрал бар.
Возвращались они с Джо окольными путями, мимо торгового центра и озера. Городок купался в лучах заходящего солнца, отражавшихся в оконных стеклах и водах озера.
Оставленные на причале вещи куда-то делись. Вряд ли их утащили чайки.
“Тексан” был круглосуточной забегаловкой, что означало наличие за кухней маленькой комнаты, где стоял удобный диванчик, на котором можно было поспать. Да и туалет здесь явно был лучше того, что предлагала смотровая площадка.
Растянувшаяся на полу кухни Джоанна лениво наблюдала за манипуляциями, которые ее новый хозяин проделывал с раковиной на кухне и куском мыла, позаимствованным из туалета, показывая при этом чудеса гибкости и эквилибристики.
– И не рассчитывай, что я буду тебя купать, – Данте взял с крючка кухонное полотенце и начал энергично вытираться. – Ты не влезешь в раковину.
Джо только повела ухом. Купаться она никогда не любила. Зато она любила спать рядом с хозяином, заняв большую часть спального места. Данте не возражал. Засыпая, он подумал, что утром надо будет полистать записки Рэндольфа Брука. Судя по толщине тетради и торчащим из нее листам, журналист был помешан на Тихом Холме. Тихий Холм его в конце концов и погубил.
Но ведь это могла быть просто случайность. Ведь в этом городе никого нет. Нет никакой.
Угрозы.
Утром Джоанна вылизала его ухо и несколько раз требовательно гавкнула. Не открывая глаз, Данте сполз с дивана и выпустил ее из комнатки. Когти процокали по полу, звякнул колокольчик над входной дверью – и собака уже на улице. Данте лениво потянулся, зевнул и протопал на кухню. Выстиранная вечером одежда высохла, еда в холодильнике была вполне съедобной, а за стойкой кафе он еще вчера заметил кофемашину. Утро обещало быть радужным.
Данте на кухне занимался завтраком, когда в общем зале снова звякнул колокольчик, и послышался лай Джо. Данте насторожился: в голосе собаки звучала чистая агрессия, как будто она увидела кого-то, кто ей очень, очень, очень не понравился. На всякий случай подобрав нож со стола, подросток прошел из кухни в общий зал.
Овчарка скалила зубы на стоявшего у входной двери мужчину в светло-сером костюме. Данте ее понимал: будь он на месте Джо, он бы тоже зарычал на этого хлыща в темных очках. Мужик словно вывалился из фильмов с Джейсоном Стэтхемом.
– Доброе утро, – протянул Данте, не сводя глаз с пистолета в руке нежданного гостя. С ножом против пистолета не пойдешь, значит, придется быть милым. – Завтракать будешь?

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: