Без заголовка

Штормовое предупреждение.
Дождь шёл с такой силой, словно задался целью сровнять с землёй гору St.Hilary вместе “Арком”, застрявшим у её основания. Дорога на выходе превратилась в жуткое месиво из камней и грязи, только что не кипящее от льющейся из серых туч воды. От реки медленно тянулся сероватый туман, скрадывающий всё на своём пути. Ехать в таких условиях было трудновато, если не сказать – опасно, и поэтому все автоботы, находящиеся на заданиях за пределами “Арка”, предпочли переждать шторм в городах или в любых подходящих укрытиях, что встретились им на пути.
Оставшиеся в “Арке” – кроме Рэд Алерта и Бластера, занятых, соответственно, наблюдением за периметром и связью с внешним миром – как-то хором решили, что лучше уж торчать внутри, чем прорываться наружу через болотце, возникшее на месте выезда. Миниботы оккупировали спортзал, дабы улучшить навыки ведения боя – всё-таки размер делал их превосходной мишенью для десептиконов, так что они и теперь не стали упускать возможность повысить свои шансы на выживание. Трэйлбрейкер, Мираж и Смоукскрин отправились на подзарядку. Проул, Скидс и даже Оптимус Прайм ударно трудились на запущенной в последнее время ниве бюрократии. Уилджек, Грэппл и Хойст разбрелись по своим излюбленным местам обитания – лабораториям и техотсекам “Арка” – дабы воздать должное своим персональным проектам. Остальные собрались в кают-компании, чтобы посмотреть телевизор, потрепаться о всяких пустяках или – как Санстрикер и Сайдсвайп – резаться в видеоигры.
– Эй, парни, а вы точно уверены, что сейчас можно расслабиться? – спросил Чип Чейз, решивший в тот день зависнуть у своих друзей-автоботов.
– Стопудово. – ответил Блюстрейк. – Сомневаюсь, что кому-то из десептиконов захочется выползти из своей норы в такую погоду. Сикеры тоже не рискнут летать при таком ветре и молниях. И уж точно никому из них не в прикол устраивать бои в грязи. Да и нам, кстати, тоже.
Он аккуратно вынул Чипа из инвалидной коляски и отнёс на ближайший диван.
– К тому же, если хоть какой-нибудь завалящий десептикон даже случайно попадёт на нашу территорию, старина Рэд будет орать как резаный. – отозвался Джазз с соседнего дивана, где он вместе с Траксом и Айронхайдом смотрел какой-то комедийный сериал.
– Если им западло снова гробить себя после недавнего ремонта, они останутся на базе. – пробурчал Рэтчет. Он зашёл в кают-компанию и бухнулся на диван рядом с Джаззом. Тракс пересел к Чипу, чтобы не давить соседей.
– Я-то уж в любом случае не потащусь в эту грязищу. – пробормотал Санстрикер.
– Аналогично. – ответил Тракс, любовно погладив свою сверкающую кобальтовую нагрудную броню. – Я два часа красоту наводил, и я не хочу, чтобы мои труды пошли прахом из-за каких-то десептиконов.
– А я слышал, что грязевые маски творят чудеса с внешностью. – озорно усмехнулся Сайдсвайп. – Думаю, вам бы тоже не помешало! Когда ещё такой шанс выпадет.
– Это тебе стоило использовать любой шанс, Сайдс. – ответил Санстрикер. – Учитывая, сколько раз за сегодня я тебя обыграл.
– Тебе надо провериться, Санни, твои оптосенсоры явно барахлят. Все подтвердят, что я сегодня выиграл у тебя целых три раза подряд.
– Только в своих мечтах, придурок.
– Сомневаюсь. О твоей уродской роже я никогда не мечтал.
– Мы – близнецы, дубина. И рожи у нас абсолютно одинаковые.
– Так, заканчивайте с этим, пока я не припаял вас обоих к этому самому полу! – фыркнул Айронхайд.
– Я тебе помогу. – откликнулся Рэтчет.
Братья хмуро покосились на Айронхайда, но благоразумно проигнорировали Рэтчета. Санстрикер отложил свою консоль на подставку, а Сайдсвайп переключился в соло-режим. Тракс покачал головой.
– Одно слово, близнецы. – сказал он. – Вы абсолютно одинаковы.
Жёлтый трансформер резко вскинул голову.
– Эй, что за наезды, я НИСКОЛЬКО не похож на Сайдса!
– Как мило с твоей стороны наконец-то признать очевидное. – ответил Сайдсвайп со зловещей усмешкой. – Я знал, что рано или поздно ты это сделаешь.
Санстрикер пихнул его.
– Иди ты в Бездну, придурок!
– Зависть – поганое свойство характера, братишка, хотя в вопросах поганого ты у нас главный спец.
– Да я тебя сейчас.
– Если вы сейчас собираетесь тут гладиаторские бои устраивать, двигайте на улицу. Уверен, никто из наших не откажется от халявной развлекухи. – заметил Джазз.
– И даже не помышляйте просить меня о ремонте по её окончании! – рявкнул Рэтчет. – Или вы прямо сейчас кончаете препираться и энергон нам сворачивать, или я вас самолично пинками на улицу погоню!
Медик одарил близнецов смертоносным взглядом, на что те, хорошо зная, что у Рэтчета слова с делами не расходятся, предпочли молча проглотить угрозу. Сайдсвайп продолжил игру, на этот раз в паре с Блюстрейком, а Санстрикер вальяжно растянулся на полу, заложив руки под голову.
– Я часто задавался вопросом. – задумчиво сказал Чип. – Почему на свете так мало трансформеров-близнецов? Их что, так сложно создать?
– Да не то чтобы “сложно”. – ответил Рэтчет. – Трансформеры-близнецы, такие, как эти два стихийных бедствия, появляются тогда, когда одна Искра по каким-либо причинам разделяется на две. Я так понял, у людей в этом вопросе дело обстоит похожим образом. Мы называем их “искренными близнецами”. В смысле, они могут и не быть точными копиями друг друга, но в них бьётся одна Искра.
– Это я понял, но, всё-таки, почему их так мало?
Лицо Сайдсвайпа приобрело неожиданно серьёзное выражение.
– Потому что мы приносим несчастье. – даже его голос лишился своего обычного беззаботного тона.
– Это я ещё когда понял! – фыркнул Айронхайд.
– Не, ну серьёзно, Сайдсвайп, почему? – настаивал Чип.
– А он и не шутит. – заметил Санстрикер. – Близнецы – к несчастью.
– Ой, ради Праймаса! – вздохнул Тракс. – Ни в жисть не поверю, что из всех трансформеров именно вы двое верите в эту небылицу!
– Это правда! – настойчиво повторил Сайдсвайп.
– Это глупое суеверие и только!
– Что за суеверие? – спросил Чип.
– Есть на Кибертроне такая ста-а-арая легенда. Суть в том, что всякий раз, когда на свет появляются искренные близнецы, обязательно должно что-то случиться. Как правило, что-то очень нехорошее. – ответил Джазз. – Сам не знаю, верю ли я в это или нет, но мне доводилось слышать слишком много историй. В общем, я не склонен считать её небылицей.
– Ой, да ладно тебе, Джазз! – возразил Айронхайд. – На самом деле ты не хуже меня знаешь, что всё это – полная ерунда. Если бы с близнецами и правда творилась какая-нибудь юникроновщина, Прайм не стал бы нанимать этих клоунов.
– Это – не ерунда! – ответили близнецы в унисон.
– А я говорю – ерунда.
– Ох, да заткнитесь вы ради Праймаса!
– И что там были за истории?
– Это не истории! Это было на самом деле!
– Я сказал, заткнитесь! – зарычал Рэтчет.
– Но я только.
– Заткнись! Джазз, давай, рассказывай.
– Ох, Рэтчет, ты же не всерьёз.
Взгляд, которым Рэтчет наградил Айронхайда, заставил того умолкнуть.
– Я похож на шутника?!
– Ну, не знаю даже, с чего начать. – задумчиво начал Джазз.
– Начни с начала.
Джазз устроился поудобнее, а Блюстрейк и Сайдсвайп отключили консоли.
– Давным-давно.
Некоторые из присутствующих синхронно возвели оптику к потолку. Джазз ухмыльнулся.
– Ладно, намёк понял. Итак, история эта корнями своими уходит в те туманные времена, когда Кибертрон ещё не был Кибертроном. Тогда на свете существовало два бога: бог Порядка – или Праймас, как мы его называем – и бог Хаоса.
– А его как звали? – спросил Чип.
– А вот запамятовал.
– Да это и неважно, продолжай. – сказал Санстрикер.
– Продолжаю. Некоторые утверждают, что эти боги сами были братьями. С течением времени они начали расходиться во взглядах на то, как должно управлять Вселенной. Порядок, Хаос – думаю, вам не надо объяснять, чего хотел каждый из них. Закончилось всё масштабной потасовкой, в которой бог Хаоса и был повержен. Некоторые говорят, что Праймас запер его в чёрной дыре на веки-вечные; некоторые – что он был изгнан в другую Вселенную. Версий до кучи, выбирай, какую хочешь.
– А что потом было с Праймасом?
– Опять-таки, версий до кучи. Некоторые говорят, что он трансформировался в Кибертрон. Другие говорят, что он создал Кибертрон. Как говорится, верь, во что верится.
– А я слышал, что после битвы с богом Хаоса Праймас от усталости ушёл в стазис где-то в глубинах Кибертрона. – встрял Блюстрейк. – Он, наверное, на бессонницу никогда не жаловался, в смысле, я имею ввиду, что над ним грохочет вся эта война и всё такое. Другой бы на его месте уже давно проснулся бы и потребовал, чтобы все заткнулись.
Присутствующие заулыбались.
– Ой, ну ладно, продолжай, Джазз. – смущённо пробормотал Блюстрейк.
– Ладно. Итак, бог Хаоса сгинул – и, может быть, это даже к лучшему – но, по ходу дела, он оставил в нашем мире часть своей. допустим, “сути”. А Праймас, незадолго до того, как уйти на боковую, заключил эту частицу где-то в глубинах Кибертрона, где её никто не должен был найти. По крайней мере, так говорят.
– Дай угадаю – её всё-таки кто-то нашёл, да? – спросил Чип. – Но я всё равно не понимаю, какое отношение это имеет к тому, что близнецы якобы приносят несчастья.
– Э-э, полегче на поворотах, парень. – заметил Айронхайд. – Не отнимай энергон у рассказчика.
Джазз откинулся на спинку дивана и скрестил ноги.
– Хм-м, ну что ж. Некоторое время спустя после того, как Праймас отправился баиньки, на Кибертроне начали появляться первые трансформеры, а среди них – первые близнецы. Никто не знал, кто их создал, они, можно сказать, однажды просто появились из ниоткуда.
Близнецы еле заметно вздрогнули, но ничего не сказали. Джазз и Рэтчет покосились на них.
– Впрочем, никто тогда и не потрудился спросить их об этом: они ведь в сущности были хорошими ребятами, всегда были готовы прийти на помощь и ладили со всеми. А ещё они всегда соревновались друг с другом, особенно, если речь шла о гонках. Эти ребята просто жили скоростью.
***
Тишину кибертронской ночи вспорол шум высокоскоростных двигателей. Два обтекаемых ховеркара на головокружительной скорости вылетели из темноты, едва касаясь стальной дороги, которая, петляя, убегала вперёд яркой серебристой лентой. Оба кара были рыжевато-коричневого цвета, один чуть светлее другого. Они шли с одинаковой скоростью, ноздря в ноздрю. Тем не менее, на подходе к повороту более тёмный кар начал вырываться вперёд.
– Эй, Бёрнсторм, в чём дело? – крикнул он светлому. – Не тянешь?!
– С чего ты взял, Блайндсайд? – ответил второй уже у самого поворота. – Тебе, правда, стоит учесть, что обгонять кого-то на поворотах – не самое разумное решение.
Блайндсайд рассмеялся и прибавил газу. Секундой позже он увидел огромный указатель и поспешно ударил по тормозам. Это его замедлило, но столкновения избежать не удалось. Бёрнсторм аккуратно вписался в поворот и сбросил скорость, подъезжая к другому трансформеру.
– А я ведь предупреждал.
– Не нагнетай, хорошо?!
– Но так никакого веселья не будет. Ты как, в порядке?
– В абсолютном. Почему бы тебе не закончить гонку?
– А смысл, если обгонять некого? Давай, братишка, не подставляй меня. Ты же не хочешь, чтобы я счёл тебя шестёркой?!
Двигатель Блайндсайда взревел.
– Хочешь гонку? – он отъехал от указателя. – Получай!
И рванул вперёд.
Бёрнсторм мысленно покачал головой. Некоторые боты просто непробиваемы. Он поехал следом.
Да, они были братьями – более того, близнецами. Пугающе похожими, но всё же разными. Блайндсайд всегда был более импульсивен, а он сам – более уравновешен и спокоен. И, несмотря на жажду лидерства, они всё-таки любили друг друга и не желали друг другу зла.
– .Эй, Сторм! Где тебя носит? Неужели мне тебя до финиша буксировать придётся?!
Бёрнсторм прибавил газу и вскоре нагнал брата.
– Только в твоих собственных фантазиях.
– Это невозможно. Твоя уродливая рожа присутствует исключительно в моих кошмарах.
– Мы – близнецы, придурок. Если я урод, то ты – тоже.
– Если ты думаешь, что сможешь одновременно и болтать, и ехать, удачи! Финишная черта уже рядом!
И действительно, на горизонте показались городские огни, намекая на грядущий конец гонки. Тот, кто первым пересечёт маркер городской границы, победит. Бёрнсторм поддал жару и немного вышел вперёд.
– До встречи на финише, Сайд. И не заставляй меня ждать!
– Чтоб тебя. – прошипел Блайндсайд, напрягая все системы до предела, чтобы догнать брата.
Оба кара пересекли маркер, промчались мимо небольшой группки ботов, стоящих около него, и ворвались в город – Бёрнсторм на полкорпуса впереди Блайндсайда. Оба трансформировались с протестующим скрежетом вымотанных систем и пошли обратно к границе. Там их обступили другие трансформеры, желающие поздравить Бёрнсторма с победой. Чуть позже к ним подошёл чёрно-белый с серебристыми акцентами трансформер, завидев которого они по-быстрому распрощались со своими “фанатами”.
– Неплохой заезд, парни. – сказал он, поочерёдно пожав руки Сайду и Сторму.
– Хорошо, что ты пришёл посмотреть, Реквием. – ответил Бёрнсторм. – А то я уж было подумал, что наши гонки тебе приелись.
Реквием дёрнул плечом.
– Разве такое может наскучить? Да вы бы мне никогда не простили! Но какая петро-муха тебя сегодня цапнула? – он похлопал Блайндсайда по плечу. – Из-за тебя сейчас куча народа попала на бабки.
– Да я стопудово победил бы, если бы не этот хренов указатель на трассе. – ответил Блайндсайд.
– А-а, ну тогда понятно, откуда эта вмятина.
– А мне до сих пор не нравится то, что они стали делать на нас ставки. – нахмурился Бёрнсторм. – Мы не обязаны состязаться друг с другом только ради того, чтобы какой-то левый бот поимел пару лишних кредов.
– Им хочется зрелищ, так или иначе, смиритесь.
– И сколько они на меня ставили? – спросил Блайндсайд.
– Тебе действительно это интересно? – удивился Бёрнсторм.
– А что такого плохого в том, что я буду в курсе? Или тебе не нравится сама возможность того, что они в кои-то веки могли поставить на меня больше, чем на тебя?!
– Блайндсайд, ты прекрасно знаешь, что это не так! Мы участвуем в гонках ради самих себя, а не за деньги!
– Как хочешь, Сторм. – Блайндсайд сбросил руку Реквиема со своего плеча. – Наслаждайся победой, а я пошёл домой.
Он трансформировался и умчался в ночь.
– Блайндсайд! – Бёрнсторм рванулся было за братом, но Реквием остановил его.
– Пусть идёт. Ему надо остыть. Поговоришь с ним завтра.
Бёрнсторм вздохнул.
– Наверное, ты прав.
– Пойдём, выпьем чего покрепче.
***
– И вот с этого-то всё и началось. – сказал Джазз.
– Из-за какой-то дурацкой гонки? И денег?! – переспросил Чип.
– Чип, я думал, ты уже в курсе, что деньги – неважно, какие: кибертронские или земные – способны испортить любого, даже самого стойкого трансформера. Или человека. – ответил Айронхайд.
– Но они же были братьями! Не могли же они и в самом деле настолько завидовать друг другу?!
– А что, я тоже иногда завидую Санни. – признался Сайдсвайп.
– А я завидую Сайдсу. – добавил Санстрикер. – Главным образом потому, что наши создатели именно ЕМУ приварили этот мажорный джетпак.
– Я так и знал!
– Ох, да перестаньте вы. – пробормотал Тракс.
– Точно. – согласился Рэтчет. – Джазз, вещай дальше.
– Секундочку. – Джазз встал, подошёл к диспенсеру и налил себе куб энергона. Выпил, потом вернулся на диван. – Так, на чём я там остановился?
– Ты сказал, что с этого-то всё и началось. – ответил Блюстрейк.
– Да, точно. Как ни печально это признавать, но с тех пор всё покатилось в тартарары. Блайндсайд узнал, что в случае победы он имеет право на некоторый процент от выигрышей, после чего начал участвовать в гонках только за деньги. В конце концов, желание побеждать пересилило всё. Ради победы он был готов даже на то, чтобы “случайно” ранить своего близнеца и сбить его с трассы. Бёрнсторм довольно долго с этим мирился, но в один прекрасный день не выдержал и.
***
Бёрнсторм увеличил скорость и вырвался почти на три корпуса вперёд, а затем внезапно остановился и трансформировался прямо посреди дороги. Чтобы не столкнуться с братом, Блайндсайду тоже пришлось трансформироваться и перепрыгивать через него.
– Какого хрена ты творишь?! – спросил он Бёрнсторма.
– Этому пора положить конец. – ответил тот. – Я так больше не могу и не хочу. Я не буду больше участвовать в гонках только потому, что от меня этого ожидают другие боты. И за деньги – тоже.
– Как будто мы с тобой обкрадываем этих ботов! – парировал Блайндсайд. – Не надо мне тут пафос разводить, тебе просто тяжело признать тот факт, что я в кои-то веки начал у тебя выигрывать!
– Блайндсайд, мне совершенно фиолетово, сколько раз ты выигрываешь, до тех пор, пока мы состязаемся ради самих гонок, ради соревнования, а не ради денег!
– Они надеются на то, что выиграю Я!
– Но чем ты готов пожертвовать ради этой победы? Мной? Самим собой?! Праймас Великий, это уже мания, Сайд, и если мне придётся бросить гонки ради того, чтобы вернуть тебе хоть немного здравого смысла. Значит, так тому и быть.
Тёмный близнец шокированно замер.
– Что?!
– Ты не сможешь выигрывать, если тебе не с кем будет соревноваться.
– Ты не посмеешь! Ты не сможешь! Ты же любишь гонки так же сильно, как и я сам!
– Но тебя самого я люблю сильнее. И если это – единственный способ помочь тебе.
– Ты – эгоистичный ублюдок! Ты не можешь выиграть и поэтому решил вообще лишить меня удовольствия от гонок!
– Ты называешь это удовольствием?! В прошлый раз ты столкнул меня с трассы так, что я чуть об стену насмерть не разбился! Ты получил большое удовольствие, сделав это, не так ли?!
– Это был несчастный случай!
– Ты уверен? Нет, ты действительно в этом уверен?!
– Шлак побери, ты же не умер! И Реквием тебя вполне прилично починил.
Бёрнсторм покачал головой.
– Всё кончено. Я выхожу из игры, а ты можешь передать остальным, что ноги моей на трассе не будет до тех пор, пока они не прекратят этот свой тотализатор.
Он трансформировался и уехал. Блайндсайд тупо смотрел ему вслед, всё ещё до конца не осознавая случившееся. Когда же до него дошло, он взвыл от расстройства и наподдал ногой металлический обломок, валяющийся у ограждения. Безвинный кусок металла пару раз звонко лязгнул, ударяясь о поверхность, а потом куда-то пропал. Мгновение спустя послышался глухой стук где-то из-под земли. Блайндсайд нахмурился, но, будучи не в меру любопытным трансформером, решил посмотреть, чего там такое есть. Он обнаружил тонкую металлическую пластину, закрывающую что-то в нескольких метрах в стороне от трассы. Обломок пробил её насквозь, оставив приличных размеров дыру. Блайндсайд подошёл поближе, нагнулся, убрал остатки пластины и включил фары, но внутри царила такая темень, что он всё равно ничего не увидел.
Отчасти он понимал, что ему не стоит сюда соваться, что нужно пойти помириться с братом, но он всё ещё был зол. Он верил в то, что не сделал ничего такого, что Бёрнсторм просто завидовал ему и бесился по пустякам. Да если бы он и пошел сейчас домой, всё кончилось бы очередной потасовкой. Смысл? Куда как занятнее было посмотреть, что скрывается там, внизу.
Блайндсайд спрыгнул вниз, приземлился на что-то твёрдое, встал, огляделся по сторонам. и смачно выругался. Таинственная яма оказалась просто ямой. Не потайной комнатой или туннелем, ведущим к оной, – абсолютно пустая и очень глубокая яма. Да ещё и запах там был премерзейший. Блайндсайду моментально захотелось наружу.
Он подпрыгнул настолько высоко, насколько мог, пытаясь руками достать края ямы, но промахнулся и сверзился обратно. В расстройстве вдарил ногой по одной из стен, что явно было ошибкой, так как вонь внезапно усилилась. Оптосенсоры жутко защипало, а обонятельную сенсорику и вокалайзер пришлось отключить. Так хоть удавалось не дышать этим смрадом, но и на помощь позвать Блайндсайд тоже не мог. Он снова подпрыгнул и снова промахнулся.
Он прыгнул в третий раз, и почти зацепился за край, но его пальцы снова начали соскальзывать под тяжестью его веса. Вдруг что-то ухватило его за запястье, затормозив очередное падение. Он поднял голову и увидел Реквиема.
– Держись! – крикнул бот. Из его правого запястья вылетел гарпун. – Хватайся за него, я тебя вытащу!
Как только Блайндсайд покрепче ухватился за кабель, Реквием отпустил его руку и начал тащить его наверх. Это заняло много времени: Реквием не был и вполовину так же силён, как близнецы, но он всё-таки смог частично вытащить Блайндсайда на поверхность. Тот ухватился руками за края ямы, с наслаждением вдыхая свежий воздух, а потом кое-как вылез сам. Реквием с трудом приподнялся, втянул гарпун обратно и подошёл к приятелю.
– Ты в порядке, дружище? – спросил он.
Блайндсайд ухватился за протянутую руку и поднялся.
– Более-менее. А ты-то как здесь оказался?
– Ну, учитывая, что гонка уже давно должна была закончиться, а финишную линию так никто и не пересёк. я забеспокоился. Дай, думаю, съезжу, посмотрю, чего стряслось. Кстати, где Сторм?
– Уехал домой. Сказал, что не будет больше участвовать в гонках, пока на нас не перестанут делать ставки. По-моему, он просто не может смириться с тем, что я выигрываю.
– Тебе не кажется, что это уже перебор? По-моему, он просто заботится о тебе.
– Если ты пришёл сюда только за тем, чтобы покрывать его, можешь валить на все четыре стороны! Он будет участвовать в гонках, вот увидишь!
Реквиему ничего не оставалось, кроме как хмуро наблюдать за тем, как Блайндсайд трансформировался, вырулил обратно на трассу и уехал прочь.
***
– И начался полный песец. – вздохнул Джазз. – Никто не знает, что же тогда случилось на самом деле. Некоторые говорят, что Блайндсайд случайно освободил частицу “сути” бога Хаоса. Другие считают, что он ненароком открыл проход между Вселенными и бог Хаоса смог вернуться в наш мир. Как бы там ни было, все соглашаются с тем, что произошедшее весьма отвратно повлияло на Блайндсайда.
– И что с ним случилось? – спросил Чип. – Он ещё когда-нибудь участвовал в гонках вместе с братом?
В кают-компании повисла неловкая тишина. Санстрикер и Сайдсвайп молча переглянулись. Джазз некоторое время смотрел в пол, словно собираясь с мыслями.
– Да, у них была ещё одна гонка. – он поднял голову. – Блайндсайд пропал почти на две земных недели, и никто не знал, где его искать. Потом он однажды вернулся и сказал, что хочет помириться с братом.
***
– Нам надо поговорить. – сказал Блайндсайд. – Я вёл себя, как дерьмо, и мне жаль, что так получилось. Я понял главное – мы участвуем в гонках потому, что мы любим это делать, а не потому, что другие хотят срубить на нас бабла. Прости меня, братик, я. я просто не знаю, что тут можно сказать.
Бёрнсторм покачал головой и обнял его.
– Не надо ничего говорить, братишка, я рад, что ты вернулся. И. давай тогда ещё раз зададим жару, а? Только ты, я и Реквием, прямо как в старые добрые времена?
– А я думал, ты уже никогда не попросишь. Что ж, пошли за нашим “чёрно-белым”!
.Реквием с энтузиазмом воспринял идею, хоть и отказался участвовать, предпочитая наблюдать за всем со стороны.
– Куда топаем? – спросил он. – На обычное место? Просто слышал, что в этом районе скоро начнётся электрический шторм. не хотелось бы оказаться далеко от дома в такую погоду.
– Я нашёл новую трассу. – ответил Блайндсайд. – Никем ещё не юзана, и от города недалеко, так что если что, успеем посуху.
Бёрнсторм взглянул на небо, а потом – на горизонт.
– Почему бы и нет? Устроим короткий заезд и опробуем дорогу. Веди нас, Сайд.
– Не знаю, не знаю. Может, лучше по старой?
– Реквием, если тебе неохота, тогда оставайся тут и не мешай нам оттягиваться. – буркнул Блайндсайд. – Идём, Сторм.
Реквием аж с шага сбился.
– Эй, полегче, Сайд. Не хочу я вам мешать, просто электрический шторм – не игрушка!
– Я же сказал – один заезд и всё. – заметил Бёрнсторм. – Только один. Мы вернёмся быстрее, чем ты затвором оптосенсора щёлкнешь.
– Следуйте за мной. – бросил Блайндсайд, враждебно покосившись на Реквиема.
.Вопреки ожиданиям Реквиема и Бёрнсторма, трасса пролегала далековато от города. Бёрнсторм застыл на мгновение, оценивая ситуацию, в то время как Блайндсайд только что не подпрыгивал на месте.
– Ну, чего стоим? – спросил он. – Раньше начнём, раньше кончим. Кто-то ведь домой торопился?!
Реквием стоял в стороне, чувствуя лёгкое покалывание статики на броне от приближающегося шторма. Он ждал, когда Бёрнсторм отвиснет и придёт хоть к какому-нибудь решению. Светло-коричневый трансформер взглянул на него, потом – на брата и трассу. Кивнул, трансформировался и занял стартовую позицию. Блайндсайд улыбнулся, тоже трансформировался и присоединился к нему.
Вздохнув, Реквием вышел вперёд, подняв руки для отмашки. Он сначала колебался, но, понимая, что братья всё равно стартуют – с его отмашкой или без – резко опустил руки вниз. Близнецы промчались мимо него и растаяли вдали размытыми коричневатыми пятнами.
– Праймас, помоги нам. – пробормотал он, трансформируясь и выезжая на трассу вслед за ними.
.Далеко впереди оба брата шли ноздря в ноздрю, не уступая друг другу. Над ними сверкнула первая молния, насыщая воздух статическим электричеством.
– Может, всё-таки стоило послушать Реквиема?
– Никогда бы не подумал, Сторм, что тебя может испугать парочка молний.
– Я не боюсь, я – беспокоюсь. Даже если мы с тобой прорвёмся, вовсе не факт, что Реквием тоже сможет. Он же другой модели.
– Реквием не маленький, он может сам о себе позаботиться. А нам надо гонку закончить.
Блайндсайд прибавил газу и начал вырываться вперёд. Ругнувшись, Бёрнсторм тоже ускорился. Трасса впереди разделялась на две дороги, одна из которых шла в горы, а другая – спускалась в долину. Бёрнсторм даже не успел спросить, по какой дороге ехать, как Блайндсайд без малейших колебаний повернул в долину. Пришлось следовать за ним.
В этот момент Реквием засёк ту же развилку и внезапно понял, ГДЕ ИМЕННО они были. Его топливный насос чуть было не вывалился прямо на дорогу, когда он увидел, куда свернули братья. Реквием изо всех сил припустил по горной дороге, пытаясь догнать близнецов.
Бёрнсторм заметил, что спуск становится круче и уже. Он почти ничего не видел из-за больших клубов пара, поднимающегося вверх по обеим сторонам дороги, и поэтому начал сбрасывать скорость.
– Эй, Сторм, ты же не хочешь сказать, что сдаёшься из-за какого-то пара?
– Я ничего не вижу в этом каком-то паре.
– И что с того? Включай радар, нам его для этого и дали.
– Он не пашет. Наверное, помехи из-за шторма.
Блайндсайд рассмеялся.
– Ты просто стареешь, вот и всё.
– Вовсе нет. – Бёрнсторм попытался догнать брата, хотя уже понимал, что чем быстрее они закончат эту гонку, тем лучше. Даже если ему придётся уступить. – Мы ещё посмотрим, кто тут стареет.
В этот момент активировался его комм-линк. Помехи были жуткие, но Бёрнсторм всё-таки услышал голос Реквиема:
– .остановись.каверны.дороги.нет.
– Реквием, я ничего не понял, можешь повторить?!
– Тебе.сбросить.уже близко.
– Что уже близко?
В ответ – только помехи. Он заметил, что Блайндсайд начал сбрасывать скорость и перемещаться к краю дороги, как будто бы пытаясь пропустить его вперёд. Ему стало не по себе.
– Блайндсайд, где мы?!
Тёмный трансформер захихикал:
– Адовы Бездны, дорогой братишка. Здесь ты станешь достоин своего имени. потому что сгоришь!
Слова Реквиема внезапно обрели смысл: выбранная братом дорога кончалась тупиком!
Бёрнсторм никогда в жизни не был так зол, как в эти мгновения. Теперь всё было ясно, как день – Блайндсайд решил убрать его, чтобы и дальше жить в своё удовольствие. Что ж. помирать, так с музыкой.
Он набрал максимальную скорость, и когда из-за очередного поворота показалась глухая стальная стена, изо всех сил врезался в маневрирующего Блайндсайда. Ударной волной их швырнуло прямо в стену.
***
– Так они погибли? – спросил Чип.
– Тогда это так и не смогли подтвердить. – ответил Джазз. – Поэтому мы снова имеем кучу версий. Кто-то утверждает, что они врезались в стену с такой силой, что их просто раскрошило на атомы. Кто-то – что от удара взорвались их топливные баки, и они сгорели дотла. Некоторые даже считают, что удар о стену отбросил их в один из провалов, которых хватало по обе стороны дороги. Как бы там ни было, их корпуса так и не были найдены.
– А я слышал, будто близнецы – или какая-то частица их сущности – существуют теперь вне времени. Будто они способны изменить свою внешность и появиться в нашем мире, когда мы меньше всего этого ожидаем. Будто сначала они ладят друг с другом, но в итоге всё снова заканчивается трагедией. – сказал Айронхайд.
Чип нервно рассмеялся и взглянул на близнецов.
– Вы же не считаете себя реинкарнациями Бёрнсторма и Блайндсайда, верно, ребята?
Санстрикер и Сайдсвайп одарили его светлым взглядом невинных младенцев.
– Ребята. вы же не сделали ничего даже близко похожего.
– Пока что не сделали.
– Никогда не знаешь, с чего это начнётся.
– Допустим, а Реквием? Он же был там, разве он не должен был хоть что-то увидеть?
– Реквиема с тех пор тоже никто больше не видел. – сказал Рэтчет, искоса поглядывая на Джазза. – Забавно правда, что Джазз – единственный трансформер, который рассказывает эту историю так же, как братья. Как будто он сам там был.
Чип посмотрел на чёрно-белого трансформера, спокойно сидящего на диване.
– Не-е, приятель, я не Реквием, если ты об этом подумал. – ответил тот. – К тому же, у меня гораздо больше стиля.
Тракс пренебрежительно фыркнул.
– Чип, не давай им себя запугать. Всё это – просто старая кибертронская легенда, не более того.
– Ага. – ответил Чип. – Вот только дыма без огня не бывает.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: