“РАСПЛАТА ЗА ГРЕХИ” (Часть 2)

Название: “Расплата За Грехи”
Автор: Velvett
Период: после событий в фанфике “Дело Однорукого Мясника”
Пейринг: Бут/Брэннан, Зак/Кэм, Ходженс/Энджела.
Персонажи: Джефферсонская команда, Брэннан, Бут, Свиттс и новые.
Саммари: За грехи прошлого всегда нужно расплачиваться, и даже если о них кроме тебя знают всего несколько человек, которые никогда тебя не выдадут, это ещё не значит, что возмездие не настигнет тебя в самый неожиданный момент…
Ссылки: очень важно вспомнить конец эпизода 01х21, где Бут и Тэмп сидят на кладбище после похорон военного, и Бут рассказывает напарнице о том, как он, будучи снайпером, в Косово убил сербского генерала по фамилии Радик на дне рождения его 6ти-летнего сына.
Посвящается: Darlo4ka
Права: персонажи сериала “Кости” принадлежат FOX, а я не претендую ни на что кроме своей истории и новых лиц, появившихся в ней.
Предыдущие главки лежат здесь:
Часть 1. Главы 1 – 3
Часть 1. Глава 4
“Расплата За Грехи”
Часть 2
1.
Институт Джефферсона,
кабинет Энджелы Монтенегро,
три часа ночи
Не смотря на столь позднее время, в институте Джефферсона проводилось экстренное “совещание”: четверо друзей, коллег и прекрасных специалистов – Камилла Сэройен, Зак Эдди, Энджела Монтенегро и Джек Ходженс – не собирались сегодня расходиться по домам.
Целый день они промаялись со звонками в различные инстанции, визитами и уговорами по поводу начала поисков похищенных друзей, и вот уже несколько часов они сидели в кабинете Энджелы, пытаясь вместе придумать, что же делать дальше. Идей не было.
– Почему ФБР не может объявить их в розыск? – недоумевала Эндж.
– Потому что пропавшими считаются люди, не появившиеся в течение трёх дней, – объяснила Камилла в который раз. – Только по истечении этого срока их можно объявлять в розыск. Таковы уставы ФБР, и никто не собирается их менять даже ради своих агентов.
– Ох, как же всё сложно! – художница тяжко вздохнула и закрыла глаза.
– Энджи, мы найдём их, – Джек успокаивающе дотронулся до плеча любимой женщины. – Обязательно найдём.
– Как, Ходженс? У нас даже нет ни единой зацепки! – она вдруг всхлипнула. – Может, их самих уже давно нет…
– А вот эти мысли, будь добра, оставь пожалуйста при себе. Лично я уверена: где бы ни были сейчас Бут и Брэннан и что бы с ними не происходило, они живы. И они найдут выход.
– Очень оптимистично, – буркнула Эндж.
– В отличие от тебя, я хотя бы не тороплюсь их хоронить!
– А я в отличие от тебя…
– Хватит! – не выдержал довольно долго молчавший Зак. – Не хватало ещё, чтобы мы все переругались.
– Зак прав, – поддержал друга Ходженс. – Мы собрались здесь для того, чтобы обсудить, в каком направлении двигаться дальше, потому что пока ФБР поднимет свои задницы и надумает их спасать, может быть уже слишком поздно. А крики друг на друга по пустякам в этом деле нам вряд ли помогут.
Женщины пристыженно переглянулись и, достигнув негласного перемирия, обе виновато опустили глаза.
– Во-от, так-то лучше! – улыбнулся спец по жукам. – А сейчас предлагаю…
Но закончить мысль ему не удалось: внезапно зазвонил телефон.
Энджела, как хозяйка кабинета, мигом подпрыгнула со своего места и подлетела к аппарату:
– Алло!
– Эндж, это я… – голос на другом конце заставил художницу радостно вскрикнуть: “Это Брэннан! Брэннан!!!”
Все остальные последовали её примеру и моментально оказались около стола, а Энджела включила громкую связь.
– Брэннан, слава Богу! Мы так перепугались… А где Бут? Он с тобой?
– Да, со мной.
– Тогда где вы? Тебя нет дома, не отвечаешь на телефонные звонки… Что происходит, Брэннан? – к Энджеле поразительно быстро вернулась способность соображать, и она сразу же принялась отчитывать подругу. – Почему ты целый день пропадаешь неизвестно где, даже не удосужившись никого предупредить? Мы с ног сбились, думая: “Вдруг их похитили?”, подняли на уши Федеральное Бюро… Неужели нельзя было просто позвонить и сказать, что у вас всё в порядке?!
– Эндж, всё НЕ в порядке! Нас действительно похитили, организатор – человек по имени Саймос Радик. Это некоторым образом связано с прошлым Бута: дело в том, что он задался целью отомстить за… неважно. В общем, мы выбрались и теперь едем на машине похитителей, сами не зная куда. Я понятия не имею, где мы находимся: кругом один снег и налицо абсолютное отсутствие хоть малейших признаков цивилизации. Но ещё больше меня беспокоит состояние Бута. Ему сильно досталось, а я, находясь за рулём, не имею возможности не то что оказать элементарную первую помощь – я даже не могу оценить его состояние на данный момент!
Друзья слушали, не перебивая, и с каждым её словом их лица становились всё мрачнее, пока она не замолкла. Похоже, Тэмперанс наконец выговорилась.
– Я замечательно себя чувствую, – послышался издалека недовольный голос Бута, и джефферсонцы, не смотря на царившую в воздухе напряжённость, радостно переглянулись: если Бут разговаривает, значит, жить будет.
– Помолчи, Бут! Я прекрасно вижу, в каком ты состоянии, – отрезала Тэмперанс.
– Ты лучше на дорогу смотри, а не на меня, – не остался в долгу напарник.
Джефферсонцы снова заулыбались: раз эти двое находят повод для споров даже в такой ситуации, то всё будет хорошо. По крайней мере, шансы на это постепенно увеличиваются.
А Тэмперанс тем временем разошлась не на шутку:
– Конечно, ты же у нас герой! Мачо, ковбой и как там ещё их называют, да?! Тебя пытали и, кстати говоря, могли переломать парочку рёбер, пока использовали в качестве боксёрской груши; потом вкололи неиспытанный на практике и основанный на домыслах каких-то сомнительных учёных препарат, и до того как ты чуть не избил меня до полусмерти, у тебя был приступ, похожий на эпилептический… а теперь ты говоришь мне, что у тебя всё замечательно?!
Улыбки на лицах собравшихся в кабинете сразу угасли.
– Пытали?! – ошарашенная Кэм заторможенно присела на краешек стола подчинённой.
– Вкололи?! – Ходженс растерянно хлопал глазами.
– До полусмерти? – Зак переводил взгляд с коллеги на коллегу, ища подтверждение тому, что понял сказанное правильно.
– Ты сама-то как? – Энджела тоже пребывала в шоке от слов Брэннан и искренне сочувствовала Буту, но беспокойство за подругу было для неё превыше всего.
– Нормально.
– Ну естественно, они же там персонально для тебя устроили курорт!
– Энджи, я действительно более-менее в порядке. Буту досталось намного сильнее.
Повисло напряжённое молчание. Каждый из четырёх друзей рисовал в своём воображении картины с измученными друзьями, которые мчатся неизвестно куда на угнанном автомобиле. В кабинете стало неестественно тихо.
– Доктор Брэннан, – подал голос Зак. – А что насчёт вашего местонахождения? Совершенно не за что зацепиться?
– Почему же! У нас целых две зацепки: этот проклятый снег и полное отсутствие каких-либо поселений! – очевидно, у неё окончательно сдавали нервы. – Ах да, есть ещё одна: примерно через 160 километров у нас закончится горючее! И если мы в течение этого времени не отыщем какое-нибудь тёплое место, где можно поспать и хоть что-нибудь поесть, то к тому времени, как нас отыщут, мы уже превратимся в идеально сохранившиеся трупы! По крайней мере, вам не составит труда определить причину смерти.
– Брэннан, Брэннан, не паникуй… – Энджела нервно сминала в кулаке краешек фиолетовой кофточки.
– Это не паника, а констатация факта. Паника обоснована неспособностью человека мыслить последовательно, для чего необходимы не только доводы трезвой логики, применяемые в оценке вероятности возможных исходов ситуации, но ещё и возможность действовать, а именно – сама возможность действия… – она задумалась. – Хотя когда у нас закончится бензин, возможность действия будет исчерпана… вот тогда, может быть, я начну паниковать.
Энджела и Кэм переглянулись.
– Не переживай, милая. Мы найдём способ…
– Я знаю. Знаю, что найдёте: вы ведь лучшие, – раздражение исчезло из её голоса, и он сделался очень уставшим. Друзьям, которые знали её уже не один год, было понятно: она слишком измождена и долго не продержится. – Зак прости, что накричала на тебя…
– Ничего, – поморщился бывший ассистент. – Я свяжусь с ФБР: думаю, с помощью их оборудования мы сможем засечь ваш следующий звонок. И всё же, вряд ли это будет возможно раньше чем через три-четыре часа – поэтому если вдруг вы узнаете что-либо, способное помочь нам вас обнаружить, немедленно сообщите, ок?
– Конечно! Мы сейчас слушаем радио; надеюсь, это что-нибудь даст.
– Было бы здорово…
– А почему придётся так долго ждать оборудования из ФБР?
– Интересный вопрос. Вряд ли они будут рады, если мы наведаемся к ним в такую рань с просьбой дать нам агентов и необходимую аппаратуру.
– Неужели полседьмого утра – это настолько раннее время для визита в ФБР?
– Вообще-то, сейчас 3:28.
– Нет, Зак, ты что-то путаешь: сейчас 6:28, – поправила бывшего ассистента Тэмперанс и вдруг замолкла.
Друзья, шокированные не меньше неё, молча уставились друг на друга.
– Ты уверена? – с несчастным видом поинтересовалась Эндж.
– На магнитоле и на приборной панели время совпадает… да, я уверена, что неисправности быть не может.
– Проклятье… значит, вы далеко от Вашингтона, – художница расстроенно покачала головой. – Куда же вас притащил этот чёртов сукин сын? Ладно, по крайней мере, у нас есть хоть что-то: разница в 3 часа, снег и пустынная местность. Постараюсь вытянуть из этого всё что смогу.
– Хорошо. Надеюсь, что у тебя… Эй, а что вы такое время делаете в институте?!
– Да вот, решили поболтать, – усмехнулась Кэм. – Видишь ли, у нас тут коллективная бессонница.
– Я… – она на секунду замялась. – Спасибо вам… всем вам. Вы ведь не обязаны, но вы. вы там, и. – похоже, она совсем растерялась. – Не знаю, что бы мы без вас делали.
– Можете подумать об этом на досуге, – печально улыбнулся Ходженс. – А при встрече расскажете.
Эндж легонько пихнула его в бок и проговорила:
– Брэннан, послушай: у нас с Заком теперь есть задание, а как насчёт остальных?
– Не думаете же Вы, что мы будем сидеть сложа руки? – поддержал её Ходженс.
– Честно говоря, я хотела попросить вас сделать две вещи.
– Ооо, это уже интересно! – воодушевилась Кэм.
– Первое: мне нужна вся информация на Саймоса Радика.
– Ты всерьёз полагаешь, что мы бы сами не додумались накопать на него всё возможное и невозможное?
– Додумались бы, я и не сомневалась. Но это ещё не всё: также необходимо собрать всю информацию о его отце…
– Сделаем.
– Одно уточнение: его отец был убит. Постарайтесь выяснить, что известно о личности убийцы.
– Брэннан, – Энджела нахмурилась. – У меня такое впечатление, что ты чего-то не договариваешь. Зачем тебе его биография, если его нет в живых? И откуда ты вообще знаешь, что он убит?
– Долгая история, не спрашивайте. Просто найдите всю эту информацию, ладно?
– Тайны, тайны… – вздохнула Эндж.
Она ненавидела, когда подруга что-то скрывала от неё, но, так как Брэннан делала это только в исключительных случаях, художнице ничего другого не оставалось, кроме как смириться.
– Хорошо, сделаем, – кивнула Кэм. – Что второе?
– А вот с этим будет сложнее. Как я уже говорила, Буту вкололи один препарат, эдифнормактин силпакинус, жидкость сиреневато-голубого цвета. Это секретный проект, который ещё не тестировался на людях. Официально считается, что его окончательной формулы пока не существует, но, как оказалось, он уже успешно изготавливается в лабораториях каких-то военных инстанций. Так вот, нужна любая информация об этом препарате: принцип действия, возможные последствия, способы их предотвращения и вывод из организма, с какими устройствами применяется, их назначение, отрицательные эффекты и так далее.
– Брэннан, но если это секретные военные разработки, вряд ли они будут рады рассказать нам обо всём, что ты просишь… – тихо проговорила Энджела.
– Значит, вы должны очень постараться и найти к ним подход или обнаружить какие-то другие пути сбора всей информации!
– Но Брэннан…
– Эндж, эту дрянь вкололи Буту!!!
– Мы сделаем всё, что сможем, доктор Брэннан, – Ходженс отрицательно покачал головой, останавливая собиравшуюся возразить художницу. – Доктор Сэройен выяснит всю имеющуюся в ФБР информацию по Радику, у неё ведь там остались связи. А я займусь эдифнормактином. Думаю, есть способ, как выведать у этих военных некоторые особо охраняемые секреты… в общем, в меня уже есть парочка идей на этот счёт. Так что не переживайте: всё будет хорошо.
– Ничего не будет хорошо, пока Радик не отправится в могилу, а я не узнаю все малейшие подробности об этой секретной разработке.
– Брэннан, постарайся успокоиться и не принимать сейчас опрометчивых решений, – Энджела устало потёрла виски. – Поклянись мне, что не поедешь бить морду этому подонку.
– Энджи, во-первых, если бы я и поехала, я бы била ему не “морду”, а другие, более болезненные части тела. А во-вторых, ты же знаешь: я не верю в Бога, и поэтому клясться не имеет смысла. Но тем не менее я обещаю не возвращаться в дом Радика: не с кем оставить Бута, да и не хочу снова встретиться с амбалами, которым мы испортили все машины.
Джефферсонцы переглянулись и, не выдержав, рассмеялись:
– Что ещё вы там натворили?
– Да так… прострелили Радику ногу, приковали его к стене, забрали кое-какие его личные вещи, угнали его машину, качественно прокололи все шины, проломили заднюю стену гаража… Ничего особенного.
Новый взрыв хохота друзей не заставил долго себя ждать. Отсмеявшись, Кэм выдохнула:
– Дааа, похоже, они вас надолго запомнят!
– Думаю, в этом мы с ними будем похожи: сомневаюсь, что и я смогу когда-нибудь забыть этот кошмар.
– Дорогая, мы вас вытащим, – Эндж с невыразимым сочувствием смотрела на телефонный аппарат.
– Держитесь, – попыталась приободрить друзей Кэм. – Осталось только подождать ребят из ФБР, и вы уже наполовину спасены.
– Хотелось бы в это верить…
– Ну так верь, Брэннан!
– Энджела, я учёный! И моя работа – анализировать имеющиеся факты и просчитывать все возможные варианты исхода, включая неблагоприятные. Так вот, сейчас наиболее вероятным мне кажется тот, при котором люди Радика найдут нас даже раньше, чем в институт приедут специалисты из Бюро.
– И как же они вас найдут?
– Наш маршрут может проследить кто угодно: здесь кругом нетронутый снег! Сомневаюсь, что они не догадаются просто следовать по колее от наших колёс до трассы, которая потом выведет их прямиком туда, где будем мы.
– Вы же испортили их машины. Значит, у них теперь не на чем ехать.
– Считаешь, они увезли нас в такую даль на машинах?
– С чего ты взяла, что вы так уж далеко?
– А ты попробуй припомнить, есть ли в районе Вашингтона огромные заснеженные поля?
– Да, точно. Прости.
– Уверена: в их распоряжении имеется ещё, как минимум, вертолёт.
– Тогда дело плохо, – покачал головой Ходженс.
– Ты что, МНЕ об этом говоришь?
– Действительно, Джек. Спасибо, вот уж умеешь поддержать в трудный момент! – художница бросила на него неодобрительный взгляд. – Брэннан, давай мыслить логически…
– Энджела, давай отложим это на потом. Вы должны отдохнуть, пока ещё есть время; завтра вам предстоит трудный день.
– Намекаешь на то, что пора заканчивать пустую болтовню? – слегка улыбнулась Энджи.
– Намекаю на то, что у меня рука затекла: тяжело так долго держать трубку и одновременно вести машину, – друзьям показалось, что она тоже улыбнулась. – Хм, а Бут вообще уснул. Хотя, может, так даже лучше…
– Брэн, ты ведь ещё позвонишь, да?
– Конечно позвоню, как только найдём где остановиться. Но вообще-то, даже если не найдём – всё равно позвоню. когда у нас кончится бензин.
– Надеюсь, вы найдёте укрытие до того, как это случится, – Энджи вздохнула. – Ладно. Удачи вам, родная.
– До связи, доктор Брэннан! – хором попрощались Кэм, Ходженс и Зак.
– Вам тоже удачи, – Брэннан отключила телефон.
Продолжение следует…

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: